Головні новини

Осторожно, Крым. Скользко и больно

Валентина Самар, Центр журналистских расследований для ZN.UA

Текст для тех, кто хочет напиться правды, а не нализаться вранья.

У кремлевских пропагандистов есть свой тематический календарь. Приближение весны знаменует появление фейков или политических заявлений о восстановлении подачи на полуостров днепровской воды. Более полувека затворы Каховского водохранилища открывались в апреле, и по Северо-Крымскому каналу шла вода, альтернативы которой нет до сих пор, потому что она покрывала 85% потребности полуострова в пресной воде. Без нее не может беспроблемно существовать ни аграрный сектор, ни крымская химия и прочая промышленность, ни сейчас уже — все возрастающий военный контингент российского оккупанта с обслуживающей инфраструктурой, пишет Валентина Самар, главный редактор Центра журналистских расследований для издания ZN.UA.

© Украинская правда

После смены власти в Украине в 2019-м тема воды стала для пропагандистов не сезонной — под начало поливного сезона, а круглогодичной. Не только потому, что дефицит воды с каждым годом растет, и самостоятельное решение этой проблемы — за пределами возможностей России, но и потому что надежды на уступчивость новой власти Украины большие и, видимо, небезосновательные.

Первое прощупывание реакции общества произошло в октябре 2019 года: председатель парламентского бюджетного комитета Юрий Аристов (фракция «Слуга народа») в разговоре с корреспондентом проекта «Схемы» Сергеем Андрушко сообщил о новой идее для пополнения бюджета — продавать воду «в Россию. В Крым».

«Была идея — продавать воду. Израильтяне продают воду практически в воюющую страну. Зарабатывают. То есть фактически они решают свои социальные проблемы за счет этого. Вот и у нас была идея, например продавать воду в Россию», — сказал Аристов, уточнив после повторного вопроса журналиста, что речь идет именно о поставках в Крым, который «конечно же, наш».

Не обсуждать вопрос не удается: щекотливая тема поставок днепровской воды в Крым, в которой украинские политики, как и в теме по Крыму в целом, явным образом дают слабину, вбрасывается в медиапространство не только российскими пропагандистами, она используется и в межпартийной борьбе в Украине. Рассмотрим на примере последнего месяца, как легко взбудоражить общественные настроения и расшатать ситуацию, когда у власти нет четкой публичной позиции, заявленной на высшем уровне, у политиков и членов правительства — элементарных знаний предмета обсуждений и международного гуманитарного права и/или моральных ограничений, а у медиа — профессиональных навыков и потребности проверять информацию.

Нынешняя зима в Крыму, как и во всей Украине, в целом выдалась теплой и сухой.

5 февраля 2020 года председатель «Госкомитета по водному хозяйству Крыма» Игорь Вайль заявил ТАСС, что из-за недостаточного количество осадков, в трех водохранилищах, из которых вода подается в Симферополь, осталось воды всего на 104 дня: «Ситуация не критическая, но напряженная».

Lenta.ru

«Мэрия» города взялась готовить график подачи воды. Эта новость, конечно же, мгновенно облетела СМИ и в России, и в Украине, бэкграундом-прицепом к которой была информация о прекращении Украиной поставки воды по Северо-Крымскому каналу. Только в украинских СМИ это было подтверждением мнения, что без Днепра Крыму не жить, а в российских — что Украина устроила едва ли не экоцид населения полуострова. Но в последующие сутки прошли обильные дожди, и дефицит был покрыт. Сообщалось, что водохранилища наполнены на треть и этого достаточно для удовлетворения потребностей населения. Но это уже никому не было интересно.

11 февраляПредседатель фракции «Слуга народа» Давид Арахамия в прямом включении из студии «Прямого».

«Если Путин будет требовать: «Я пойду на уступки по Донбассу, но дайте воду в Крым», какой будет ваша личная позиция?» — спрашивает у него Матвей Ганапольский, точно зная вес личной позиции Арахамии в переговорах с Путиным.

«Моя личная позиция — я буду считать это достаточным компромиссом. Я на такое пошел бы, потому что в Крыму водой будут пользоваться граждане Украины. Если это будет такой обмен, что они отходят со всеми вооруженными формированиями в Ростов, и мы устанавливаем контроль над границей, то я на такое пошел бы», — ответил Арахамия.

«Заявление» главы президентского монобольшинства тут же начали обсуждать и критиковать в других эфирах. И залпом — поощрять: Виктор Медведчук дал интервью телеканалам «112 Украина», NewsOne, ZIK и «Интер», где заявил: «…для Украины было бы более выгодным подавать воду, продавать эту воду в Крым для того, чтобы, в том числе, улучшить экологическую ситуацию в Херсонской области». (Еще один фейк росСМИ, даже два: один говорит о заболочивании из-за «переливания излишка воды» в канале, другой — о засухе из-за закрытия канала.)

12 февраля на слова Арахамии откликнулся и спикер Путина — Дмитрий Песков, который после обычной мантры «торг по Крыму неуместен» дал понять, что по воде торговаться в Москве готовы: «Если есть какие-то предложения по дополнительному водоснабжению на коммерческой или на другой основе, они могут быть рассмотрены».

vm.ru

12 февраляАндрей Ермак на первом брифинге в должности главы Офиса президента назвал заявление председателя фракции СН «личным мнением Давида Арахамии» и сказал, что никогда не обсуждал с российской стороной и, в частности с заместителем председателя АП Путина Дмитрием Козаком вопрос подачи днепровской воды в оккупированный Крым.

Но волну уже было не остановить, — она докатилась и до границы с оккупированным Крымом.

Там именно в этот день проходили мероприятия в рамках выездного заседания парламентского комитета по вопросам прав человека, деоккупации и реинтеграции временно оккупированных территорий в Донецкой и Луганской областях, АР Крым и Севастополе. В его программе, кроме посещения КПВВ «Чонгар» и «Чаплинка» и встреч с гражданами из Крыма, было еще и посещение дамбы — капитального сооружения, которое с 2017 года перекрывает доступ воды по Северо-Крымскому каналу в оккупированный Крым. Этого было достаточно, чтобы появились фейки «комиссия по Киеву инспектирует дамбу перед открытием воды в Крым», хотя почти за неделю до этого и «личной позиции» Арахамии постоянный представитель президента Украины в АРК Антон Кориневич заявлял на опережение: «Никто ни о каком восстановлении водоснабжения не говорит, вода из канала пойдет в Крым только после деоккупации. Никакой воды до деоккупации. Выездное заседание комитета никак не связано с вопросом водоснабжения». Но комитету и его председателю все равно пришлось отбиваться и подавать специальное заявление.

13 февраля нардеп Вадим Новинский, удерживая тему в тренде, выступает с резким осуждением рекомендаций парламентского комитета по правам человека, реинтеграции и деоккупации ВОТ (в состав которого он входит вместе с Медведчуком и Рабиновичем) не восстанавливать подачу воды в Крым до его освобождения. При этом он говорит явную неправду, что речь идет о питьевой воде, и манипулирует нормами международного гуманитарного права (но кто его читал?).

Василий Артюшенко, ZN.UA

«Международное гуманитарное право, в частности ратифицированная Украиной четвертая Женевская конвенция и приложения к ней обязывают наше государство обеспечивать условия для сохранения жизни и здоровья мирного населения[…] Недопустимо, препятствуя обеспечению мирных граждан Украины жизненно важными ресурсами, говорить о том, что это необходимо для политического давления на Российскую Федерацию», — заявил Новинский, не уточняя, что речь идет о населении оккупированных РФ территорий Украины и о том, что IV Женевская конвенция ООН о защите гражданского населения предусматривает обязательства именно для страны-оккупанта.

24 февраля позицию Постпредства президента в АРК, но уже со ссылкой на его Офис, озвучила первый заместитель представителя президента Дарья Свиридова: «Официальная позиция представительства президента в АРК, и эта позиция коммуницирует с позицией Офиса президента Украины: никакую воду в Крым до деоккупации никто открывать не собирается».

Крим.Реалії

Но сам президент Владимир Зеленский ни о заявлениях Аристова и Арахамии, ни о своей позиции по поводу возможности подачи/продажи воды оккупантам в Крыму публично не высказывался. Хотя был очень благоприятный случай, — 26 февраля он открывал речью форум Age of Crimea — «Время Крыма».

В то же время подкатила новая волна «зрады»: бывший народный депутат Сергей Хлань распространил информацию о подготовке к передаче в управление частной компании ПАО «Воды Таврии» двух государственных каналов — Северо-Крымского и Каховского магистрального. По его версии, некоторые заинтересованные в Офисе президента лица плюс инвестор, которого Хлань отказался называть, планируют провести аферу со скрытой приватизацией, которая открывает возможность подачи воды в Крым. Непрямым свидетельством того, что с двумя каналами что-то не так, является правительственный проект нового Перечня государственных объектов, не подлежащих приватизации. Несмотря на стратегическое значение обеих водных артерий в пограничном с Крымом регионе, ни Северо-Крымского, ни Каховского магистрального каналов в проекте нет.

Но это еще не точно, поскольку в стране сменились премьер и правительство. И что они думают не только о воде, но и обо всем крымском клубке проблем в целом, можно только представить. Потому что новый премьер Денис Шмыгаль во время первого же публичного выхода поскользнулся и больно приземлился на первом же крымском вопросе. Прослушав его ответы несколько раз, склоняюсь к версии: пан Шмыгаль думал, что сейчас вода из Днепра в Крым подается, и поэтому настаивал: «…мы не перекроем воду для украинцев».

«Вопрос подачи воды в оккупированный Крым — это не вопросы торговли с оккупантом, это не вопрос какого-то бизнеса, это вопрос гуманитарной ответственности перед людьми, живущими в Крыму. Неподача туда воды приведет к гуманитарной катастрофе… Там живут украинцы, мы не перекроем воду для украинцев. Крым — это Украина», — говорил Шмыгаль.

При этом он достаточно активно парировал народному депутату фракции партии «Голос» Юлии Клименко, заметившей, что Крым — оккупированная территория, превращенная Россией в военную базу, и обеспечивать ее должна страна-оккупант. На что премьер ответил: «Оккупант не может нести ответственность за украинцев, живущих там», — чем продемонстрировал полное незнание норм международного гуманитарного права. Или же знание их в интерпретации Новинского из разряда «Рабинович напел».

Такое впечатление, что все шесть лет оккупации Крыма, Севастополя пан Шмыгаль был не с нами. Ничего не читал о преследовании в Крыму украинцев, политических и этнических, о дискриминации крымских татар, о политических пленниках Кремля. Иначе он хотя бы раз натолкнулся на информацию об исках Украины против России по этому поводу в международных судах. О крымском сопротивлении оккупации, о Гражданской блокаде Крыма — товарной и энергетической, о перекрытии поставок воды еще в 2014 году. О закрытых портах и небе Крыма. И о том, что это — по сути единственные работающие ограничительные меры Украины против России за незаконную аннексию полуострова.

О да, после эфира Денис Шмыгаль опроверг себя в Facebook, перебросив ответственность на «не тот формат» ток-шоу, помешавший ему заявить позицию четко. Она, оказывается, следующая: «Действительно, по техническим причинам поделить воду, которая пойдет людям, и воду, которая пойдет на военные базы, невозможно… Позиция остается неизменной: мы хотели бы подавать воду нашим гражданам, но не можем и не имеем технической возможности делать это до деоккупации полуострова и возвращения его в состав Украины».

Что остается в головах украинцев?

ZN.UA публикует данные социологического исследования, проведенного «Нью Имидж Груп» именно во время обострения «водной» темы — с 13 по 23 февраля 2020 года по заказу Украинского института будущего.

65% респондентов полностью согласны с утверждением, что «в Крыму произошло незаконное вторжение России, на данный момент Крым — территория Украины, оккупированная Россией».

Полностью несогласных с ним — всего 9% опрошенных.

Ровно столько же полностью согласны с утверждением, что Россия законно защищала в Крыму русскоязычных граждан, притесняемых Украиной.

61% опрошенных полностью не согласны с таким утверждением.

Елизавета Чижик, ZN.UA

При этом ответы на вопрос о возобновлении подачи в незаконно аннексированный Россией Крым днепровской воды распределились следующим образом:

Каждый третий респондент (35%) поддерживает идею возобновления поставок воды в оккупированный Крым, поскольку «там наши люди,этого требует гуманитарная и экологическая ситуация». Еще 17% поддерживают идею пана Аристова — «воду можно продавать, это выгодно».

Еще 13% не поддерживают возобновления водоснабжения, потому что это фактически будет признанием Крыма российским и отказом от него.

Елизавета Чижик, ZN.UA

Как я для себя объясняю такие алогичные, по моему мнению, данные: большинство опрошенных считают незаконной оккупацию Крыма и действия России, но каждый третий готов помогать ей содержать Крым, потому что там наши люди или же воду выгодно продавать?

Позитив в том, что люди на свободной территории воспринимают население на оккупированных землях Крыма как часть своего сообщества, — это «наши люди». Это важно, поскольку отдельные политики и в Украине, и — преимущественно — в России прилагают много усилий к тому, чтобы этой связи не существовало. Не буду останавливаться на клише о «сплошных предателях» или «вы в Украине никому не нужны». Это — важно, поскольку доказывает, что за шесть лет войны эту связь не удалось разорвать.

Многих, очевидно, шокирует, что каждый третий готов поставлять воду на оккупированную территорию — за деньги или по гуманитарным причинам. Но многие ли знают, что там действительно «гуманитарная и экологическая обстановка»? Вот новый премьер точно не знает. Пока что, надеюсь.

Три орешка для Путина

О них он должен был сломать зубы, как только начал откусывать украинские территории в Крыму. Потому что на момент начала оккупации Крыма полуостров был абсолютно (то есть на 70–85 процентов) зависимым от поставок с «материка» Украины электроэнергии и пресной воды, в значительной степени — продовольствия. Мнение многих, кто полностью в теме: если бы постмайданная власть ввела хотя бы чрезвычайную ситуацию в АРК и Севастополе, прекратила поставки хотя бы электроэнергии, кремлевский блицкриг с «референдумом» и «вхождением в РФ» Крыма и Севастополя не произошел бы. Это даже без предусмотренных Конституцией и законом об обороне военных мер — исключительно задействовав ресурсные ограничения.

Вот только с водой получился облом. И этот последний орешек ни продать, ни подарить Путину украинской власти уже никто не позволит. Если правительство Зеленского на это отважится, — оно получит невиданные акции протеста, в которых сойдутся очень разные, но одинаково злые на власть последних лет, люди. Граждане.

Поэтому хотелось бы посоветовать народным депутатам от СН еще раз съездить на выходные в Трускавец и послушать лекции профессионалов по основам международного гуманитарного права, поработать над стратегией деоккупации Крыма, почитать на ночь отчеты правозащитных организаций о ситуации на полуострове. По крайней мере, чтобы 18 марта во время крымских парламентских слушаний не наговорить глупостей, которые потом будет играть российская пропаганда.

И отдельная сфера знаний — какой же воды и для чего не хватает Крыму? Арифметика простая. Ежегодно до незаконной аннексии Россией Крыма, на полуостров подавалось в среднем 1–1,3 млрд кубометров воды. До 70% днепровской воды использовалось для орошения в сельском хозяйстве, 10 — использовала промышленность (больше всего — химические заводы северного Крыма — «Крымский титан» и Содовый завод Дмитрия Фирташа, завод «Бром»), и почти столько же (10–12 %) — использовалось как питьевая вода и для хозяйственных потребностей населения. Питьевую воду Крым собирал и продолжает собирать в водохранилищах, куда она идет из рек и горных источников. И по всем подсчетам — и оккупационных, и украинских учреждений — никакой гуманитарной катастрофы сейчас нет.

Но она может возникнуть, если Россия будет продолжать наращивать свой военный контингент в Крыму, осуществлять политику изменения структуры населения — поощрять россиян к переезду (что уже привело к росту населения в самых крупных городах), а также вести варварское «освоение» полуострова, уничтожающее его экологию.

По данным Министерства обороны Украины, с момента аннексии Россия утроила военный контингент на полуострове, а количество вооружений нарастила в 5–7 раз. На полуострове также появилось вооружение, которого не было до аннексии и наличие которого существенно меняет расстановку сил в регионе: до десяти кораблей и подводных лодок имеют в своем оснащении крылатые ракеты «Калибр» (дальность поражения — от 1,5 до 2,5 тыс. км), системы противовоздушной обороны С-400, береговые противокорабельные ракетные комплексы «Бастион» и «Бал» и оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер».

Потребность в воде увеличивается со строительством каждой казармы и дома, каждой семьи, переехавшей в рамках госпрограммы, с каждым шале, мода на которые пошла у российских чиновников и бизнесменов, дерибанящих крымские земли.

При всех уверениях, что Россия справляется с водной проблемой в Крыму, очевидно, что это не так, потому что Путин ставит задачу решить ее до 2025 года, под программу заводятся очередные миллиарды. Но все, что можно было выжать из крымских источников, рек и из-под земли — уже выкачано, поэтому здесь остается один вариант, как в сказке про летучий корабль: «Построишь — куплю».

Но у «прагматиков», пропагандирующих такой вариант, есть сильная оппозиция. Кроме крымчан — аграрии Херсонской области и в целом Юга Украины. Дело в том, что водных ресурсов в Украине с каждым годом глобального потепления все меньше. И ученые предостерегают — дефицит качественной воды уже на пороге.

Ученые говорят, что Украина принадлежит к странам Европы с самым низким уровнем обеспечения водными ресурсами. А по выводам Института водных проблем и мелиорации, из 31 миллиона гектаров украинской пашни около 60% сегодня принадлежит к площадям с дефицитом водного обеспечения, а около трех миллионов гектаров угодий степных регионов расположены в зоне с критическим дефицитом влаги. Больше всего водных ресурсов — 1,7 млрд кубометров в год — использует для орошения полей Херсонщина.

В августе 2019 года КМУ принял Стратегию орошения и дренажа в Украине до 2030 года, которая предусматривает полную модернизацию систем и сетей, изменение законодательства и привлечение инвестиций. Предыдущая смета, по оценке Всемирного банка, — четыре миллиарда долларов.

Проект развития орошения земель на Юге Украины уже дважды презентовал потенциальным инвесторам президент Владимир Зеленский, во время форума YES в Киеве он назвал его «амбициозной задачей преобразования пустынных земель в плодородные». Так, возможно уже пришло время определиться с приоритетами, и не отпугивать непродуманными и несогласованными заявлениями потенциальных инвесторов и тех, кто уже вкладывается в земли Юга.

Лозунг «Крым — это Украина», — не жертвенный огонь, в котором надо сжигать самое дорогое, это указатель — куда надо двигаться, закрепившись на подконтрольной территории.

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярные новости

To Top