Головні новини

Нардепы своим малороссийством делают Украину слабой — Ницой

«Примите закон о языке», — требуют ученые, художники, музыканты и писатели. «Примите закон о языке», — мощно призывает украинский сегмент Facebook.

Уже в четверг, 25 апреля, законодатели могут услышать или проигнорировать этот призыв. В этот день Верховная Рада будет рассматривать законопроект 5670-д «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного».

Предыдущая попытка утвердить статус украинского языка сорвалась из-за безумного количества поправок к тексту законопроекта, поданых народными депутатами. Действующий президент Петр Порошенко уже заверил, что безотлагательно подпишет закон, как только парламент за него проголосует. Впрочем, отдельные депутаты из провластного большинства уже говорят о готовящихся попытках сорвать его принятие.

Будет ли закон наконец принят? Станет ли он действительно надежным фактором защиты государственного языка? На чем основывается утверждение, что отдельные положения предлагаемого законопроекта нарушают Конституцию Украины? Об этом OBOZREVATEL поговорил с известной писательницей Ларисой Ницой, которая последовательно выступает за усиление защиты украинского языка в нашем государстве.

— Лариса, в четверг Верховная Рада должна рассмотреть наконец законопроект 5670-д. Но, к примеру, народный депутат Иван Винник уже заявил о попытках отдельных политсил сорвать голосование. Не опасаетесь, что данный законопроект снова не будет принят?

— Наоборот: я верю в то, что он будет принят. Более того, кем может быть сорвано голосование за этот законопроект? «Опоблоком»? Да сколько их там? Если честно, на меня эти страшилки не действуют. Они на каких-то лохов рассчитаны.

— Тем не менее ретранслируют эти опасения депутаты от провластного большинства. Если угрозы нет – для чего это делать?

— Мне кажется, что им надо просто себе какой-то вес добавить. Что вот – они героически защищали язык, грудью становились в защиту Украины. Пусть заплачут еще, гимн споют, вышиванки оденут.

Если депутаты — самоубийцы и не хотят снова попасть осенью в Верховную Раду, то они этот законопроект не примут. Но, кажется мне, на самоубийц они не похожи.

— После предыдущей попытки рассмотрения законопроекта 5670-д было внесено более 2000 поправок…

— Да. 2082.

— Очень они его изменили?

— Нет. Нет там изменений. Я пересмотрела весь законопроект — и так и не поняла, в чем он изменился. Смысл его остался неизменным.

Мне, например, не нравилась статья о полиции и том, на каком языке она будет с нами разговаривать. Там говорится, что органы правопорядка с лицами, которые не понимают украинского языка, могут разговаривать на других языках. Вроде вполне демократично звучит эта статья.

Но давайте копнем глубже. Лица, которые не понимают украинского языка — это кто? Мне говорят: иностранцы. Принимается. Дальше? А дальше —пауза. Потому что это — иностранцы. И все. Так давайте в законе так и напишем – с иностранцами, которые не понимают украинского языка, полиция будет разговаривать на понятном для них языке. Почему «лица»?

 

— И почему, по вашему мнению?

— Потому что это – лазейка. Для сепаров, для украинофобов, которые будут заявлять полиции, что они «не понимают».

Я спрашиваю у законодателей: для чего вы оставляете эту лазейку? Мне начинают рассказывать: а как полиция будет проверять, иностранец это или нет? Это что — все паспорта должны предъявлять?.. Словом, начинают нести подобную пургу.

Во-первых, если человек скажет «Я иностранец» — мы ему поверим. Во-вторых, действительно можно проверить документы. В-третьих, их видно. В-четвертых, мы же норму задаем: только иностранцы, в остальных случаях — до свидания!

Но в этом законопроекте мы оставляем эту лазейку. Более того, мы программируем нашу страну, нашу государственную политику на какие-то лица, которые почему-то не знают украинского языка. Что это такое? Как это возможно, если у нас во всех школах украинский язык изучается?

— И это — не единственная такая лазейка, как я понимаю?

— Нет, не единственная. Их там очень много. Я выступала и очень критиковала этот законопроект — в частности, за то, что в нем этих лазеек гораздо больше, чем в предыдущих проектах, которые рассматривались. И сейчас эти лазейки не прикрыты, они остались.

 

— Почему же тогда вы, многие другие представители украинской интеллигенции его поддерживаете?

— В силу того, что нам такую развели истерию на фоне Зеленского, что вот он придет и свернет все процессы украинизации, что начнется возвращение в Россию – соответственно, вся интеллигенция этим испугана. Она настроена против нового президента, против его политики. И цепляется уже за этот законопроект как за соломинку, что надо его принять, чтобы Зеленский не смог сделать откат назад, к российским ценностям.

Ну, посмотрим, насколько он на самом деле страшным окажется, тот Зеленский.

— В интервью РБК Зеленский заявлял, что закон о языке он подпишет только после «глубокого изучения» и после «консультаций с народом».

— То есть – никогда. Поэтому лучше уж его принять, а там – пусть что хочет, то и делает. Я надеюсь, что законопроект 5670-д в четверг примут, Порошенко его еще успеет подписать.

Но у меня опять же вопрос к нашим очень патриотическим вышиваным гимнопоющим политикам: а как же так получилось, что они дотянули этот законопроект до последней секунды каденции Порошенко? Что они все делали 5 лет? Патриоты вы наши!

 

— Хороший вопрос. Некоторые нардепы уже начали высказывать предположение, что вообще этот законопроект могут перенести на осень – чтобы можно было языковую тему использовать в избирательных кампаниях и дальше.

— Ясно. Тогда Зеленский его не подпишет. И тогда народные депутаты не попадают осенью в Верховную Раду. Потому что народ Украины им этого не простит.

— Что бы вы изменили в предлагаемом законопроекте  самое главное?

— Статью об образовании. Потому что самое главное там – образование. И неконституционную норму этот законопроект содержит именно в статье об образовании. Неконституционные положения там есть и в статье о телевидении, во многих других. Но моя самая большая боль — именно образование. Ведь речь идет о том, как мы будем воспитывать будущих граждан.

В чем неконституционность? Дело в том, что споры идут вокруг статьи 10 Конституции Украины, где говорится о том, что такое государственный язык и где он должен применяться. А также вокруг статьи 53 Конституции, которая, кстати, и говорит об образовании на украинском языке.

Так вот, еще в 1999-м Конституционный суд Украины объяснил эти статьи, объяснил, как их следует понимать. И особенность Конституции заключается в том, что если КСУ объяснил так – никто не имеет права объяснять иначе. Ни министры, ни президент, ни обычные граждане. Никто.

 

Конституционный суд объяснил 10 и 53 статью одним решением, которым сказал, что, во-первых, украинский язык является обязательным средством общения во всех сферах общественной жизни. А во-вторых — язык меньшинств может использоваться только — внимание! — органами местной власти для выполнения ими своих полномочий. То есть, если где-то в горсовет придет человек-представитель национального меньшинства и начнет с чиновниками говорить на своем языке – те должны этому человеку объяснять, что надо, даже языком меньшинства.

Но речь идет исключительно об органах местной власти. А у нас язык меньшинств куда заведен? На центральные телеканалы. Это органы местной власти? Нет. У нас язык меньшинств заведен в общенациональные печатные СМИ. Это органы местной власти? Нет. У нас язык меньшинств заведен на общенациональный уровень — тогда как в решении КСУ четко сказано: это касается только местной власти. И то — только власти.

Вот в чем неконституционность.

 

Второе нарушение Конституции касается обучения. КСУ сказал, что процесс обучения может проходить исключительно на украинском языке. Язык меньшинств может изучаться. А в предлагаемом законе мы имеем «обучение (!) на языке меньшинств». Это неконституционная формулировка, противоречащая решению Конституционного суда. И когда мне оппоненты говорят, что в Конституции есть обучение на языках меньшинств – я отправляю их почитать решение КСУ, которое все объясняет. И никто не имеет права трактовать эту статью иначе. Потому что это – превышение полномочий. И сейчас решение КСУ от 1999 года попрано, растоптано, о него вытерли ноги. А в закон 5670-д завели нарушения, отнюдь некоррелирующие с этим решением.

И я боюсь, что этот законопроект после принятия будут оспаривать в Конституционном суде. Я считаю, что депутаты сделали большую ошибку. Потому что его действительно можно обжаловать. Более того, если бы я была уверена в том, что следующая Верховная Рада будет сильнее, чем эта, где собрались сплошные малороссы – я бы сама его обжаловала. Чтобы потом принять более сильный, лучший законопроект.

Однако я вынуждена молчать. Потому что не уверена, что следующий парламент примет лучший законопроект — он примет хуже. Или не примет никакого.

 

— В свое время мы так радовались, что квоты ввели на телевидении. Но если все так, как вы говорите – значит, мы радовались нарушению Конституции?

— Да. Эти квоты – это нарушение Конституции. Они должны быть для СМИ местного уровня. Если, скажем, какой-то орган местного самоуправления регистрирует свою газетку для объяснения собственных полномочий и информирования о том, что сделано – вот для нее надо вводить квоты. Потому что она не может быть на 100% на языке меньшинства.

Так сделали, например, в Польше. У них в законе прописаны квоты для местного уровня – для газет, радиостанций и т.д.: вещание на языках меньшинств не может превышать 40%. Все остальное – на государственном языке. Представляете себе?

— То есть квотируется употребление языков меньшинств, а не государственного?

— Да. Но только на местном уровне. По сути, у нас то же можно сделать. Но у нас есть такое нарушение. Кстати, интересный момент. Все решения Конституционного суда в нашей стране выполняются. Все, кроме этого единственного. Все решения КСУ защищены Уголовным кодексом Украины. Там есть статья 382, где четко написано: невыполнение решений суда, решений Конституционного суда грозит гражданам штрафом – там где-то до 500 минимумов, словом, огромная сумма. А если это должностные лица – руководители, госслужащие – им вообще «светит» от 3 до 8 лет!

Поэтому все решения КСУ в Украине выполняются. Кроме этого, которое никто в упор не видит. Ни генеральный прокурор, ни президент – гарант Конституции и, соответственно, гарант соблюдения решений Конституционного суда.

 

— Чем вы объясняете такую выборочную слепоту?

— Малороссийством. Они все — малороссы. Они все не видят вреда, которое возникнет в будущем.

Когда-то князь Константин Острожский тоже поплатился за свою недальновидность. Этот князь был настоящим государственником. Он крепко держал наши границы. Умел хорошо вести бои. Защищал свою землю. Острожский – это славная страница нашей истории. Он был очень образованным человеком, знал много языков. И имел лишь один недостаток: не придавал значения украинскому языку. Проще говоря, Константин Острожский был «какая разница». И эта его черта аукнулась нам через много сотен лет.

— Как именно?

— Именно Константин Острожский приютил здесь у нас Ивана Федорова, «первопечатника земли русской», как пишут о нем в энциклопедиях. Федоров вынужден был бежать из Москвы, там за ним гонялись местные церковники, так как он придумал, как печатать книги, за что его обвинили в колдовстве.

А у нас книгопечатание тогда уже было. Это не была какая-то диковинка. Более того: в то время в высших кругах остро обсуждался вопрос печати Библии, но не на церковнославянском, а на украинском языке – том, на котором общались люди дома, на улицах, в школах. Существовавшие на тот момент Библии были напечатаны на церковнославянском.

 

И вот, зная об этом дефиците, об этих разговорах, об этой моде, Острожский зовет к себе Федорова – и говорит: у меня же есть типография, давай напечатаем эту Библию — народ просит. Но Федоров, сбежавший из Москвы — он на каком языке разговаривал? Савик Шустер, который к нам приехал работать — на каком языке разговаривает? На своем, на русском. Киселев, к нам приехавший — на каком языке говорит? На своем, на русском…

То же произошло тогда с Иваном Федоровым. Он поселился здесь, но не собирался учить украинский, поэтому напечатал Библию не на нашем языке (он его не знал), а на своем. Российская империя перманентно, во все времена своего существования, уничтожала все украинские книги. А Библия осталась.

Прошли столетия — и нам сегодня аукнулось это «какая разница» Константина Острожского. И та Библия Федорова. Теперь нам московиты говорят: украинского языка не было, посмотрите — даже ваша Библия на русском языке написана. Понимаете?

 

И я провожу параллель с сегодняшними депутатами, которые своим малороссийством тормозят развитие Украины. Мы еще выгребем в будущем их нерешительность. Нам уже аукается их бесхребетность. Их желание всем угодить привело к тому, что и в законопроекте 5670-д мы угождаем всем. Хотя должны были бы угодить прежде всего украинскому языку. Такая наша слабая защита своего — очень вредит нам. Вредит Украине, культуре. Это нас ослабляет. Мы могли бы ехать уже со скоростью BMW, но до сих пор тянемся, как «Запорожец». Другие страны идут вперед семимильными шагами – а мы дальше дырчиком своим… И это проблема.

— Печально. Надеюсь, депутаты наконец примут хоть такой законопроект, пусть и с недостатками.

— Психология «дайте хоть что-то» — это плохая психология. Заведомо проигрышная. Пораженческая. Мы должны сразу ставить высокую планку!

Я считаю, что такая наша психология — это еще и образовательная проблема. Мы не учим наших детей в школах достигать своей цели. Я вообще не знаю, для чего нам в школах психологи. Они проедают зря свой хлеб. Они не рассказывают детям, что такое конфликты и как их избегать или как из них выходить, как заводить друзей. Именно психологи должны учить, как ставить цель и идти к ней. Я только в нескольких частных школах видела, что психологи — на своем месте.

Это они должны учить, что цель перед собой необходимо ставить максимальную. И даже если ты достигнешь плинтуса этой максимальной цели – этот плинтус будет выше, чем плинтус более низкой цели. Это элементарная психология. Но наш народ к этому не приучен. Мы говорим: «Да хоть что-нибудь». Мы согласны на эту милостыньку.

 

— Но вы же соглашаетесь с тем, что при нынешних раскладах этот законопроект  единственный действительно реальный шанс для украинского языка.

— Но я не говорю «что-нибудь». Я говорю: мы принимаем этот законопроект, чтобы его улучшить. Я понимаю, что он слабый. Но мы принимаем его для того, чтобы осенью с новым созывом ВРУ подправить. Возводим эту стену, помня, что осенью ее надо будет шпаклевать. Готовьтесь!

«>

24.04.2019
14:58
Источник

Click to comment

0 Comments

  1. Сергей Троицкий

    Июн 18, 2014 at 15:33

    Перспективный политик, понял, что в рядах ПР ему не реализовать себя, принял адекватное решение. Тем более, что сейчас продвигает законопроект по увеличению минимальной ЗП.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярные новости

To Top