Головні новини

Эскендер Бариев: Для консолидации в отношении деоккупации Крыма в новой Раде обязаны создавать межфракционную депутатскую группу

Крым и парламентские выборы-2019.

Неделю назад представители Международного движения за деоккупацию Крыма и солидарность с крымскотатарским народом #LIBERATECRIMEA заявили, что индикатором позиции политической силы по деоккупации полуострова будет наличие представителя коренного крымскотатарского народа в первой 20-ке списка партии.

Вслед Меджлис сообщил о переговорах с рядом демократических партий о включении выдвиженцев представительского органа крымских татар в проходную часть списка. Также 26 июня #LIBERATECRIMEA будут объявлены результаты мониторинга и партии, которым будут вручены «черные метки» за неупоминание в предвыборных программах тем Крыма и Донбасса.

Кто имеет шансы попасть в новую Верховную Раду и отстаивать в ней крымское и крымскотатарский вопрос?

Об этом говорим с Эскендером Бариевым, председателем Крымско ресурсного центра и автором инициатив по формированию крымской повестки дня в избирательных кампаниях 2019 года в программе «Вопрос национальной безопасности» (проект Центра журналистских расследований, эфир ТРК Черноморская).

Эскендер Бариев, председатель Крымскотатарского ресурсного центра фото: investigator.org.ua

Валентина Самар: Багато років поспіль я писала і закликала лідерів Меджлісу делегувати представників кримськотатарського народу у різні партії, або принаймні, не критикувати їх за те, що вони балотуються від партій, які не були рекомендовані Курултаєм кримськотатарського народу. І от в цю кампанію нарешті ми побачили те, що представники і висуванці від Меджлісу кримськотатарського народу були делеговані і рекомендовані для включення в партійні списки різних партій. Що сталося, Ескендер-бей? Чому так змінилася ситуація із позицією Меджлісу і кримськотатарської громади, які раніше голосували за те, щоб підтримати якусь конкретну партію, а цього разу – і ініціатором цього були саме ви – вирішено було піти у Верховну Раду України різними колонами?

Ескендер Барієв: Я бы хотел сказать, что раньше была другая политическая ситуация, нежели ситуация, в которой мы оказались после оккупации Крыма. Когда мы говорили о ситуации в Крыму, когда свою роль играли и крымские татары как избиратели, и, соответственно, они были ценны в качестве избирателя для той или иной политической силы или для того или иного кандидата в президенты Украины. Поэтому очень важно было, чтобы крымскотатарский электорат был сохранен и мог повлиять на избирательный процесс. Потому что крымские татары могли дать потенциально (я имею в виду Меджлис крымскотатарского народа) от 60 до 100 тысяч голосов, на всеукраинском уровне это достаточно большое количество, которое может повлиять на тот или иной результат.   

После оккупации Крыма ситуация, конечно, изменилась. Я сейчас буду больше говорить за Международное движение «За деоккупацию Крыма и солидарность с крымскотатарским народом» — #LIBERATECRIMEA, потому что у нас возникла эта идея еще во время президентской кампании — мы инициировали кампанию «Кандидат, скажи: чей Крым». И основная цель была, чтобы во время избирательной кампании из уст кандидатов в президенты звучали три основные темы: план по деоккупации Крыма, план по защите прав человека в оккупированном Крыму и план по реализации прав коренного народа — крымскотатарского.

Сейчас в преддверии досрочных выборов в парламент мы понимаем, что парламентские выборы сложнее, поскольку они проходят по смешанной системе — по мажоритарной и по пропорциональной, и поэтому мы вышли с инициативой, чтобы политические партии, которые будут баллотироваться в парламент, четко обозначали, будут ли они заниматься вопросами деоккупации Крыма, защитой прав человека в Крыму и реализацией прав коренного народа. Мы провели пресс-конференцию, обратились к политическим силам с тем, что мы будем мониторить их программы для того, чтобы мы могли довести до избирателя, какую все-таки политическую силу можно поддерживать, исходя из того, важно ли для той или иной политической силы восстановление целостности Украины и конституционного строя Украины.

В соответствии с этим, мы, в том числе, заявили, что индикатором отношения той или иной политической силы к вопросам деоккупации Крыма должно являться присутствие представителей коренного крымскотатарского народа и жителей Крыма в списках. Мы говорили о том, что в связи с тем, что Крым оккупирован, двенадцать мажоритарных округов не могут быть использованы, соответственно, не могут быть использованы двенадцать мандатов, то шанс представления Крыма в парламенте практически нулевой, если не будут учтены эти моменты политическими силами. Это первый фактор. Второй фактор, который нас привел к этой мысли: если бы хотя бы был принят закон о коренных народах до этих досрочных выборов, а в рамках этого проекта закона мы как раз говорили о гарантированном представительстве, о двух мандатах коренного народа, то тогда мы могли бы говорить, что все-таки представители Крыма есть, они будут инициировать работу парламента в направлении деоккупации Крыма.

Ну и говоря об индикаторах, мы сказали, что все политические силы должны пригласить представителей коренного народа либо крымчан для того, чтобы мы понимали, что они заинтересованы в том, что в их партиях будут люди из Крыма, которые будут отстаивать интересы деоккупации Крыма. Кроме того, мы говорили о том, что проблема Крыма должна объединять все фракции, все политические силы в парламенте, и мы инициировали, что те люди, которые пройдут по тем или иным спискам, они в обязательном порядке должны создать межфракционную депутатскую группу LIBERATECRIMEA или «Крым», как уже депутаты захотят, но мы рекомендуем LIBERATECRIMEA, потому что это прямо посыл – освободите Крым, и эта группа должна заниматься исключительно этими вопросами и консолидировать парламент именно в отношение деоккупации Крыма.

Фото: investigator.org.ua

Валентина Самар: Я хочу нагадати, що міжфракційне об’єднання «Крим» вже існує.

Ескендер Барієв: Я знаю.

Валентина Самар: Але воно не працює. А чому?

Ескендер Барієв: Потому что кто его возглавляет? Депутат Гончаренко, который имеет отношение к Одессе, и не имеет – к Крыму.

Валентина Самар: Але який представляв правлячу партію і був довіреною особою президента.

Ескендер Барієв: Здесь очень важно, чтобы избиратель выбирал тех кандидатов, которые действительно болеют Крымом, которые ставят задачу деоккупации Крыма, которые будут системно разрабатывать законопроекты, заниматься законотворческой деятельностью для того, чтобы реально мы видели шаг за шагом их работы, и могли бы спросить как граждане Украины – а что делает эта межфракционная группа. Поэтому мы инициируем эту идею как международное движение, и мы отдаем себе отчет, что в последующем мы будем контролировать деятельность тех или иных уже депутатов Верховной Рады.

Валентина Самар: Дозволю собі не погодитися: просто присутність депутатів від Криму, навіть дуже мотивованих на деокупацію Криму депутатів-кримських татар чи кримських українців, не вирішить проблему. Бо це не обов’язково, що вони об’єднаються і будуть заодно. А вирішить проблему, на мі погляд, те, що в кожній партії, особливо в тій, яка представлена в парламенті, в її програмі буде кримський розділ. Коли буде відновлена робота кримської партійної організації, коли ця партія буде в собі нести кримську частину, а не просто представника Меджлісу чи представника Євромайдану Крим.

Ескендер Барієв: Я с вами согласен, но обратите внимание на то, о чем я сказал в начале. В основе в программе политической партии должен быть план по деоккупации Крыма, план по защите прав человека в Крыму и план реализации прав коренного народа. А присутствие или наличие в любой из политических сил именно представителей крымских татар или крымчан в целом является индикатором. Давайте разберем на примере, возьмем партию «Сила людей». Сегодня можно спрогнозировать, что «Сила людей» не наберет 5% и, скорее всего, мы там можем не увидеть крымчан. Но это не говорит о том, что в программе «Силы людей» не должно быть темы деоккупации Крыма, и мы должны всячески помогать, чтобы у них в программе это было учтено.

Я с вами полностью согласен, что должны быть сохранены крымские ячейки, насколько я знаю, у ряда партий на сегодня есть такие крымские ячейки, которые работают с Крымом. Но проблема заключается в следующем. Из нашей практики украинской политики мы помним, что даже в хорошие времена, когда мы приезжали и встречались с депутатами и пытались решить крымскую проблему, нам всегда говорили, что есть крымские депутаты, для чего они здесь? Пусть они и решают. Вот поэтому в данном случае индикатором серьезного подхода той или иной партии является, в том числе, и включение непосредственно заинтересованных лиц, которые имеют прямое отношение к Крыму. Либо это крымчане, либо это представители коренного крымскотатарского народа.

Валентина Самар: З оглядом на парламентську кампанію та на склад парламенту, ми до цієї проблеми підходили ще під час президентских виборів, коли ми розсилали свої кримські питання всім рейтинговим кандидатам в президенти. Одним з питань було: «Чи відновлена кримська організація партії, з якою ви працюєте кандидатом у президенти», і треба сказати, що лише дві партії дали нам відповідь на це питання ствердно. В одній вже фактично кримської організації немає.

Фото: investigator.org.ua

Ескендер Барієв: Это из тех, кто ответил.

Валентина Самар: Я знаю, що вона була в «УКРОПа» створена….

Ескендер Барієв: И в «УДАРе» есть.

Валентина Самар: в «УДАРа» є кримська організація?

Ескендер Барієв: Да.

Валентина Самар: Я б зраз спитала – де в нас «УДАР»?

Ескендер Барієв: Это другой вопрос, но крымская организация есть.

Валентина Самар: Ця партія як така не працювала. Кримська організація ще була в «Батьківщині», але вона пішла разом з Андрієм Сенченком.

Сюжет – хто, де, в яких списках опинився з Криму.

Валентина Самар: В нашому сюжеті ми ще забули додати, що від партії «Зелених», яка несподівано реанімувалася і несподівано я побачила її очільника на мітингу 18 травня на Майдані Незалежності, йде Гаяна Юксель.

Ескендер Барієв: Да, дело в том, что партия «Зеленых» и Кононов – лидер партии — участвовал на многих публичных мероприятиях, связанных с Крымом и связанных с крымскими татарами. И не только 18 мая этого года, он участвовал на митингах и в предыдущие годы.

Валентина Самар: В моїй розслідувальній голові Кононов і Крим поєднуються тільки одним — його землею в Алупці, навколо якої було багато скандалів.

Ескендер Барієв: Честно сказать, я не знаю касательно его земли в Алупке, но я знаю одно, что сегодня вопросы экосистемы Крыма очень важны. Я сейчас говорю как председатель Крымскотатарского ресурсного центра, который системно начинает заниматься мониторингом этой сферы. Мы сейчас запустили видеоблог LIBERATECRIMEA, и отдельный блог наш будет посвящен состоянию экосистемы в Крыму в связи с деятельностью оккупантов. Там действительно серьезные проблемы, которым нужно уделять внимание.

Другой вопрос — «Зеленые» как политическая партия будут ли системно работать в этом направлении, я пока не знаю.  Но я думаю, к сотрудничеству ради деоккупации Крыма мы должны быть готовы.

Валентина Самар: Ми не бачимо діяльності цієї партії, тому я і висловила свій подив. Ні в кримському напрямку, ні взагалі.

Ескендер Барієв: Когда мы занимались кампанией «Кандидат, скажи: чей Крым?», мы увидели позитивную тенденцию в Европейском парламенте — количество «зеленых» и либералов увеличилось в парламенте.

Валентина Самар: Це зрозуміло, але там вони живі. Але в мене питання: чи не означає це, що кримськотатарська спільнота допоможе партії «Зелених» пана Кононова відродитися і стати активнішою?

Ескендер Барієв: Если говорить о возрождении той или иной политической силы, то мое субъективное мнение, что по логике вещей крымскотатарская общественность должна была попытаться возродить «Народный Рух Украины». Потому что на самом деле договор о взаимных отношениях между Курултаем и «Народным Рухом» никто не отменял. И здесь мы могли бы выйти с двумя моральными моментами.  Основатель «Народного Руха» — Вячеслав Чорновол, который по сути дела боролся за независимость Украины и имел некое видение будущего Украины. Его ближайший соратник — Мустафа Джемилев, который еще до независимости Украины имел контакт с Вячеславом Максимовичем. Если бы пошли с таким посылом, я думаю, мы могли бы набрать достаточно большое количество голосов.

Валентина Самар: Це чисто гіпотетичні роздуми чи все-таки такі кроки робляться?

Ескендер Барієв: Нет, такие шаги не делаются, это мое субъективное мнение. Я считаю, что эта идея имела бы перспективу в будущем.

Валентина Самар: Ви заговорили про кампанію до виборів в Європейський парламент, і ви питали європейських кандидатів в депутати, чий Крим. Розкажіть про результати цієї кампанії.

Ескендер Барієв: Пока для нас результаты позитивные. Мы проводили кампанию, когда наши активисты в той или иной стране писали письма политическим партиям, и мы увидели следующую тенденцию. Мы увидели позитивы в Германии: прогнозировалось, что «Альтернатива для Германии» может занять второе или третье место, а она заняла только четвертое. В Польше ультраправые вообще не прошли, в Австрии прошло всего три представителя ультраправых, и, если мы возьмем венгерский Йоббик, то там всего один прошел. То есть мы видим, что количество «зеленых» и либералов увеличилось, и это хорошая тенденция. Ведь позиция европейских «зеленых» и либералов более четкая и жесткая в вопросах деоккупации Крыма. И если даже не удастся сформировать большинство «Христианским демократам», «зеленым» и либералам, то среди социал-демократов, которые со второго места скатились на третье или четвертое место, тоже достаточно депутатов, которые занимают проукраинскую позицию. Я надеюсь, что на ближайшее время этот созыв Европейского парламента будет поддерживать вопросы деоккупации Крыма, санкционную политику и восстановление целостности Украины.

Валентина Самар: Ви збираєтеся продовжувати працювати з цим парламентом?

Ескендер Барієв: Конечно.

Валентина Самар: Яким чином, якими заходами?

Ескендер Барієв: Только прошли выборы, потом будут каникулы, формирование коалиции, но уже в сентябре мы планируем организовывать встречу, где будем презентовать кейсы политических заключенных и информировать о ситуации в Крыму. Это для того, чтобы новые депутаты, которые вошли в парламент, могли бы более подробно ознакомиться с состоянием дел в оккупированном Крыму.

Валентина Самар: Мені здається, що з цим новим парламентом (українським – ред.), який прийде, кримським організаціям  потрібно буде потужно працювати, щоб знайомити з тим, що відбувається в Криму і взагалі з кримською проблематикою. Бо ми мали багато проблем із незнанням цієї тематики в нинішньому складі Верховної Ради, коли деяким навіть досвідченим політикам потрібно було на пальцях розповідати сутність проблематики, в тому числі і створеної рішеннями цієї ВР, законів.  Ця Верховна Рада нічого не зробила, щоб деякі проблемні законодавчі акти були ліквідовані до кінця цієї каденції, я маю на увазі і дискримінуючі норми закону про ВЕЗ «Крим», і підзаконні акти, які були ухвалені на виконання цього закону. Наші правозахисники мали і мають багаторічні тяжби у судах по скасуванню цих дискримінуючих норм у законодавстві і у нормативно-правових актах. А зараз нове покоління, яке прийде в парламент, взагалі поза цією тематикою, і я не знаю, які лікбези потрібно буде влаштовувати. Ви зараз спілкуєтеся з кандидатами в депутати, зі штабами ви мали контакт. Що ви відчуваєте? Чи є взагалі розуміння глибини кримської проблематики?

Ескендер Барієв: Мы пытались контактировать и контактируем, в том числе, и с командой действующего президента. Нужно отдать должное, что они проявляли интерес, когда мы проводили круглый стол по признанию депортации крымскотатарского народа геноцидом, по доведению этого дела до судебного решения. И представитель команды Зеленского принимал участие, активно все конспектировал, и с его стороны был ряд вопросов, которые, на мой взгляд, были довольно адекватными. Но с другой стороны, если мы говорим о команде Зеленского, мне кажется там пока отсутствуют специалисты по крымской тематике и по крымскотатарской тематике. Если мы говорим о коренных народах, то в Украине вообще дефицит таких специалистов, потому что понимание — коренной народ — практически отсутствует и в политическом истеблишменте, и в истеблишменте Украины, и в экспертной среде.

Если говорить о команде Порошенко, то там ситуация немножко получше, там и лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев, и председатель Меджлиса Рефат Чубаров, который на сегодняшний день еще состоит в команде Порошенко, потому что он депутат от БПП.

Петро Порошенко і лідери Меджлісу 23 травня 2016 року Фото: Delo.ua

У Вакарчука, который тоже претендует, у самого есть определенное понимание о крымских татарах, они открыты и готовы к дискуссии.

Есть понимание относительно Крыма у ряда политических сил, таких как «Патриот», «Хвиля» и «Сила людей». Поэтому я думаю, можно найти в той или иной команде людей, которые готовы к общению, к пониманию и коммуникациям.

Единственно, я бы отметил, что совершенно противоположные мнения и взгляды в этом вопросе у Оппозиционного блока. Там видят совершенно по-другому и процессы деоккупации Крыма, и разрешение крымскотатарского вопроса, и вопросы защиты прав человека в Крыму. Но при этом они также будут представлены в парламенте, скорее всего, и нам нужно будет работать с депутатами и с этого блока.

Валентина Самар: Так, треба буде працювати з усіма, тому що вибору в нас немає, бо залишається дуже багато незробленої роботи, або зробленої погано на шкоду людям, які мешкають в Криму або які змушені були його покинути.

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярные новости

To Top