Головні новини

Что не так с «крымскими санкциями»

Валентина Самар, Центр журналистских расследований для ZN.UA

«Крымские санкции» Запада против России — чисто символические, главные — «санкции за Донбасс».

Ошибочное, но расхожее мнение, укорененное в головах украинских политиков не меньше, чем у российских. Впечатление, что перескочили, как блохи, пишет Валентина Самар в ZN.UA.

Фото: ktovkurse.com

Последний, кто горячо пытался нас в этом убедить, был Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы», позиционировавший себя у нас «на районе» в роли нового коммуникатора «кремлевских» и «ребят из Офиса» (президента Украины).

«У нас санкции-то не по Крыму. У нас санкции по Крыму персональные, там Ротенберги и еще кто-то… У нас основные реальные санкции — это Донбасс. Поэтому делим кейс: Крым мы будем обсуждать, как Прибалтику, лет 150», — горячо убеждал Венедиктов поддакивающего Дмитрия Гордона.

Хотя взаправду этот посыл был для всех нас, с «ребятами из Офиса» включительно: вопрос Крыма — закрыт («Нам наплевать, что думает президент Украины»), а вопрос Донбасса (читай — обещанного Зеленским мира) может решить снятие санкций ЕС и США против России.

Как делить санкционные кейсы будем, Алексей Алексеевич? Неужто топором под смех «Искандеров»?

Ведь нет в решениях ЕС и США, а также стран, которые к ним присоединились, документированного разделения санкций на «крымские» и «по Донбассу». Нет этого разделения ни в указах президента Соединенных Штатов, нет его и в решениях Совета ЕС. Они касаются ситуации в Украине вследствие непрекращающейся вооруженной агрессии РФ, нарушения ею территориальной целостности и суверенитета нашей страны. И будут действовать до полного восстановления суверенитета Украины над своими, временно оккупированными Россией территориями.

Пожалуйста, учите матчасть, дорогие украинские политики и коллеги-журналисты, не ведитесь на «всезнайство» кремлевских чужаков.

Вот, к примеру, наглядный ресурс — санкционная карта ЕС. Читаем, как обозначены санкции против РФ: «Ограничительные меры с учетом действий России, дестабилизирующих ситуацию в Украине (секторальные санкции)». Документы — лучшее опровержение вранья г-на Венедиктова про «в Крыму у нас только персональные санкции».

Открывайте один за другим документы — найдите там отдельные списки «по Крыму» и «по Донбассу». Такую дифференциацию возможно провести только по двум критериям. Во-первых, по хронологии принятия — первые ограничительные решения ЕС датированы 6 марта, то есть еще до проведения псевдореферендума, в первые дни оккупации полуострова РФ и до ее агрессии на Востоке.

Во-вторых, по виду западных санкций: чисто «крымские» действительно существуют — это секторальные ограничения, введенные за попытку неправомерной аннексии РФ Крыма и Севастополя. Суть их — демонстрация политики непризнания оккупации и «принятия Крыма и Севастополя в РФ», ограничение деятельности своих бизнесов и финансов границами Крыма, причем в особо чувствительных для России, как оккупирующей страны, секторах экономики полуострова.

Оккупированный РФ Крым — токсичная территория, поэтому на ней запрещены: импорт в ЕС товаров, произведенных в Крыму или Севастополе; инвестирование в Крым или Севастополь (это означает, что ни европейцы, ни расположенные в странах ЕС компании не могут приобретать недвижимость и предприятия на полуострове, финансировать крымские компании или предоставлять связанные с этим услуги); экспорт отдельных товаров и технологий для крымских компаний или для использования в Крыму в транспортном, телекоммуникационном и энергетическом секторах, а также секторах, связанных с разведкой, освоением и добычей нефти, газа и полезных ископаемых. Помимо этого — запрет на техническое содействие, брокерские услуги, строительные и инженерные услуги, связанные с инфраструктурой в этих секторах. Запрещено создавать совместные предприятия как на территории Крыма и Севастополя, так и с юрлицами, находящимися на полуострове. А еще — запрещается участвовать, сознательно или преднамеренно, в действиях, целью или эффектом которых является обход санкций.

Это — в опровержение вранья г-на Венедиктова относительно того, что у них, у РФ «только персональные санкции» по Крыму. Опять-таки, из эха московских рупоров в Украине часто слышим, что «санкции не работают». При этом позиция официальных русских выглядит несколько раздвоенной: с одной стороны, они утверждают, что негативного влияния санкций не чувствуют и даже наоборот — они им строить и жить помогают (импортозамещение, бурный рост отечественной науки и технологий), с другой — громко требуют отмены, но еще успешнее — тихо коррумпируют европейцев и американцев для проведения антисанкционной политики.

Расхожие утверждения о бесполезности санкций против РФ в Украине имеют три природы: невежество, шкурный бизнес-интерес и пропаганда на стороне врага.

Первое связано с низкой профпригодностью так называемых лидеров мнений: политики, чиновники и журналисты, несущие информацию в массы, не владеют предметом суждений. Из разряда «не читал, но рассуждаю». Либо же они озвучивают волю кормильцев-олигархов. Они совместно, не особо стесняясь, отрабатывают «допуск к трубе» — преференциям в поставках на украинский рынок, например, энергоресурсов из России или допуску на ее рынки товаров из Украины. Смотрите статистику импорта-экспорта с РФ, и «сим-сим» вам откроется.

Возьмем, к примеру, так называемые крымские морские санкции. Украина закрыла для судозахода все крымские порты — и государственные, и частные терминалы. ЕС и США ввели санкции в отношении захваченных РФ крымских портов. Как это работает? Санкциями ЕС запрещен заход в любой порт Крыма круизных судов, которые ходят под флагами стран — членов ЕС. И в Крыму с 2015 г. больше нет ни одного круизного лайнера.

Запрет ЕС распространяется на любые суда, владельцы и операторы которых — граждане Союза. Единственное исключение — заход в крымский порт по причинам безопасности, то есть в экстренных случаях. По данным мониторинговой группы Фонда «Майдан иностранных дел» и портала Blackseanews, флаги ЕС до 2016 г. еще появлялись в закрытых портах Крыма (особенно жадно подрабатывали паромы из Греции), но сегодня их там нет вообще!

Небескорыстные мотивы присутствуют также в бизнес-интересах влиятельных украинцев на оккупированных территориях (либо услугах по их лоббированию) . Самым ярким тому примером может служить Закон Украины «О свободной экономической зоне «Крым». Он фактически подрывает действие западных санкций, которые предполагают жесткое ограничение деятельности на территории оккупированного полуострова. Следствием введения санкций ЕС и США стал тотальный исход иностранных инвесторов из Крыма. А закон о СЭЗ «Крым» прямо стимулирует украинский бизнес инвестировать в оккупированный регион. Такова была солидарная политика парламентского большинства и его оппозиции, политическая воля президента Петра Порошенко и его ближайшего круга, имеющих бизнес-активы в РФ и на захваченных ею территориях Крыма и Донбасса. Поэтому порты полуострова закрыты для флагов ЕС, но в Керченском проливе появились суда под украинским флагом, в том числе работающие в так называемой ильменитовой схеме. Да, западные санкции запрещают поставки в Крым сырья и экспорт произведенных из них товаров. Но заводам украинского олигарха Дмитрия Фирташа, пребывающего под защитой украинской власти (прошлой и нынешней — ввиду сохранности схемы), эти ограничения не писаны. Это к вопросу неписаных тайных приложений к «Минским» и прочим договоренностям. Остервенение окружения Порошенко, с которым пришлось столкнуться крымской общественности при попытке отменить этот закон или хотя бы привести его в состояние, солидарное с западными санкциями, свидетельствует только об одном: плевать они хотели на интересы Украины. Бизнесовая рубашка приросла к телу, его и нужно выносить из власти.

Теперь о пропаганде. Она в РФ поставлена хорошо: системно, ресурсно, масштабно. Если по линии Россотрудничества каких-нибудь политических заробитчан из провинций Франции или Италии в «Массандру» привезут или внучка Бенито Муссолини на «выборы» в ОРДЛО наблюдателем приехала — об этом оповестят весь мир. Как пример международного признания. И украинские СМИ оповестят — с их же картинкой. Но МИД Украины редко спрашивает у посольств этих стран: а почему, собственно, ваши политики нарушают ваши законы? Даже после вопиющего случая поставки в Крым турбин Siemens нота МИД не последовала, санкции против этой компании Украиной не были введены. Утерлись.

Противостоять как российской пропаганде, так и несостоятельности украинской санкционной политики можно и нужно одним простым способом: обнародовать факты, публиковать документы, называть вещи своими именами и требовать от власти принятия адекватных и юридически выверенных решений. В первую очередь — принятия новой редакции закона о санкциях, который обеспечит Украине весь необходимый инструментарий для этого фронта борьбы с агрессором. Шесть статей действующего закона — даже не анахронизм, а вредительство, поскольку ограничивает законность применения невоенных действий для защиты интересов государства.

Юлия Каздобина, директор «Української фундації безпекових студій», проводившей закрытое исследование по заказу одной из госструктур относительно санкционных политик разных стран, говорит, что в украинском обществе и власти не совсем понимают, для чего вводятся экономические и политические ограничения.

«Если сравнивать санкционные политики Европейского Союза и Украины, то, на мой взгляд, основная разница в том, что санкции ЕС не являются какой-то отдельной вещью, это составная часть политики Европейского Союза по отношению к ситуации в Украине. У нее есть несколько компонентов, один из которых — это давление на Россию, другой — развитие отношений с Украиной, поддержка реформ в Украине для того, чтобы она становилась сильнее и могла бы противостоять Российской Федерации. То есть это целый комплекс мероприятий, направленный на то, чтобы, с одной стороны, надавить на Россию, с другой стороны, помочь Украине стать сильнее и решить ситуацию, которая возникла вследствие агрессии РФ, мирным путем, если это возможно».

Относительно украинских санкций, далеко не совсем понятно, какова их цель, для чего они применяются, чего мы хотим достичь этими санкциями. Это огромные списки каких-то людей. Получается так, что мы пытаемся просто кого-то наказать, например людей, которые были членами участковых комиссий на фейковых «выборах». Но каким образом это оказывает давление на Путина? Какая ему разница, что какой-то человек, который был членом комиссии, не сможет въехать в Европейский Союз? Какой эффект имеют эти санкции? Да никакого.

Соглашусь: если что-то и ослабляет действие санкций против России, так это непрофессионализм в принятии и реализации таких решений украинской властью либо, что еще хуже, — явное или скрытое лоббирование частных интересов, которые выгодны агрессору или подогреваются им.

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярные новости

To Top